Гончарный промысел, керамика

С незапамятных времен человек научился обрабатывать глину, использовать гончарный круг, вытягивать на нем различные сосуды. Закаленные обжигом, но все же непрочные предметы служили каждому поколению людей и уходили из жизни вместе с ним. Обломки древней керамики и сегодня служат археологам надежным источником в воссоздании истории и материальной культуры многих ушедших эпох.

Гончарному делу свойственна глубокая преемственность традиций. Пожалуй, ни один другой вид народного искусства, как керамика, не обладает такой устойчивостью форм и технических приемов, кажущихся многие века неизменными. Секрет этого парадоксального явления – в древности гончарства, всеобщности его природы и средств выражения. Глиняные изделия изготовляли повсюду, где находились залежи гончарных глин, а сама их обработка, приготовление глиняной массы, создание с помощью быстрого вращения гончарного круга из бесформенного комка объемного предмета, украшение его простейшими способами – весь этот процесс рождения гончарного изделия, повторяемый многими поколениями мастеров, привел к своеобразной универсальности этого искусства. Все существующие и поныне виды гончарной техники, как и многие современные формы сосудов, человечество знало еще в глубокой древности. Вместе с тем, подобно любому произведению народного искусства, керамика всегда современна и несет на себе печать времени создания. Такое удивительное сочетание древности и современности особенно характерно для гончарства Русского Севера. Хранитель многих традиций народной культуры, Север и в гончарном деле донес до наших дней многие его разновидности, уже давно забытые в других местностях, донес не просто как архаическую технику, но в современных произведениях художественной керамики.

До XX века здесь применяли старинный способ ручной формовки – отпечатывали в специальной форме небольшое количество изделий со сложным узором. Знали на Севере и способ так называемой «обварки» керамики. Вынутое из горна раскаленное изделие опускали в мучную болтушку, которая вскипала на его поверхности, оставляя на стенках фантастический узор из темных пятен с разводами. В Кадниковском и Тотемском районах также вплоть до XX века делали чернолощеную керамику. Ее черный цвет достигался завершением обжига в сильно коптящем пламени без доступа кислорода. До обжига на стенки сосудов гладким камешком – «лощилом» – наносили полосы и линейные узоры. Обожженный сосуд приобретал блеск, а рисунок серебрился на матовом черном фоне. Своеобразию декора отвечали и прекрасные пропорции, благородная простота и крепость форм чернолощеной керамики. Но больше всего на Севере бытовала поливная (муравленая) посуда, покрытая внутри и снаружи прозрачными или цветными глазурями, которые не только украшали сосуды, но делали их прочными и влагонепроницаемыми. Глазури приготовляли из окислов металлов, состав которых давал коричневый, желтый или зеленый цвет поливы. Нередко мастера достигали сложных сочетаний пятен и живописных потеков глазури на поверхности изделий. У северных гончаров больше был распространен сухой способ глазурования: перед обжигом горшки покрывали смолой и посыпали порошком свинца с добавлением меди. В горне смола выгорала, а порошок плавился, застывая блестящим стекловидным слоем.

Глубокая древность гончарного дела, сама техника работы на гончарном круге и назначение сосудов служить вместилищем для разных продуктов обусловили удобство и целесообразность округлых форм, выверенных многими поколениями гончаров. Поистине неисчерпаемы варианты их воплощения, всегда связанные с конкретным бытовым применением предмета. Глиняную посуду украшали простейшими орнаментами. Оттиснутые в сырой глине специальными штампиками, нанесенные острой деревянной палочкой, в виде лепных жгутов-налепов или расписанные ангобами – жидко разведенной глиной, – они всегда выразительны в слиянии с формой предмета, в выявлении ее особенностей. Внешняя простота северной керамики сочетается с удивительной пластичностью ее форм – то крутобоких, приземистых, то вытянутых, обтекаемых, но всегда пропорциональных и соразмерных. Вместе с тем одинаковые по назначению сосуды в разных гончарных районах обретали своеобразие форм, пропорций, способов украшения. Народное гончарство на Севере развивалось в виде небольших промыслов, обслуживавших своей продукцией население окрестных деревень.

На Севере широко бытовали огромные сосуды для воды, корчаги для пива, горлачи для хранения зерна, многочисленные горшки разных размеров и назначения, кувшины и кринки для молока, сметаны и кваса, узкогорлые кубышки для растительного масла, глубокие миски и жаровни для приготовления пищи на огне, подвесные рукомойники, ритуальные латки для холодца или киселя, приготовляемых специально к определенным обрядам; особо украшенная свадебная посуда.

Как и повсюду, изготовление посуды в гончарных промыслах сопровождалось лепкой глиняных игрушек. В них мастера давали волю своей фантазии, превращая комочки глины в фигурки людей, зверей, птиц, всегда сказочных и реальных одновременно. Меткость характеров всегда сочеталась с предельной обобщенностью образа, лаконичной пластической формой. Нередко игрушки были свистульками. И дети, и взрослые играли на них как на музыкальных инструментах, дополняя скульптурный образ звуковыми аналогиями.

Высокий уровень гончарства на Севере явился благодатной почвой для развития его самостоятельной ветви – изразцового дела. Поливные плитки сначала с плоскорельефными, а позднее с расписными узорами стали непременной принадлежностью архитектурного декора, украшая фасады зданий и интерьеры.

На вологодской земле было немало очагов гончарного искусства. Одним из центров традиционного гончарства была Андома в Вытегорском районе. Здесь делали в основном повседневные миски, горшки простых форм и торговали ими по всей округе. Особенно известным промысел стал в 1920 – 1930-е годы, когда мастера попробовали свои возможности в создании декоративной скульптуры и игрушки.

В 1930-е годы широкое распространение приобрела керамика из деревни Высотино Устюженского района. Изделия этого центра бытовали на большой территории Вологодской и соседней Новгородской областей. И сейчас в разных районах можно встретить в быту оригинальную посуду устюженских гончаров. Она удивительно разнообразна не только по формам, но и по размерам: от огромных ведерных водяников до небольших банок с плоскими крышками и судков с дуговидными ручками для молока и сметаны. Вместе с тем всем изделиям этого промысла присущи несколько вытянутые пропорции, обтекаемые плавные линии овального силуэта. Своеобразен и декор этих произведений. Устюженские мастера использовали прием неполной поливы – глазурью покрывали весь сосуд внутри, а снаружи только ее верхнюю часть. По глазури расписывали светлого оттенка ангобами. Поверхность сосудов покрывал орнамент из розеток, звезд, полос, полукружий, уголков. Их незатейливые рисунки ложились в цепи и ряды, подчеркивая горло, плечики, тулово, крышки. Неповторимый стиль устюженской керамики позволяет без труда отличить ее среди гончарных изделий других центров.

Еще один гончарный центр, открытый экспедициями музеев в 1960-е годы, находился в деревне Сомово близ Верховажья, на границе Вологодской и Архангельской областей. По рассказам жителей, промысел здесь существует около ста лет. Здесь делали чернолощеную и поливную посуду: кувшины, кринки, трехведерные и малые горшки, обрядовые латки-жаровни с тиснеными изображениями рыб и раков, кружки, миски, тарелки и даже глиняные самовары. Сомовскую керамику покрывали цветными глазурями, ложившимися то зигзагами и живописными затеками зеленого цвета, то сплошным коричнево-красным стекловидным слоем.

С детства знали гончарное мастерство братья Александр и Павел Житнухины. В трудную пору жизни оно не раз выручало их, а сейчас стало искусством. Сделанная ими посуда добротна и удобна, красива как своими формами, так и темно-коричневой или зеленой блестящей поливой. Скромные орнаментальные пояски и зубчики подчеркивают небольшие объемы приземистых мисок и кувшинов. Житнухины – авторы многочисленных глиняных свистулек.

Сегодня гончарное искусство на Вологодской земле вновь становится популярным не только в забавных глиняных фигурках, но и посуде разных форм и назначения. Поэтому вспоминают старое ремесло мастера, возрождают забытые способы изготовления посуды, приобщают к основам гончарного дела детей, чтобы не ушло в прошлое это мастерство, не прервалась традиция древнего искусства.